Новости Энциклопедия переводчика Блоги Авторский дневник Форум Работа

Декларация О нас пишут Награды Читальня Конкурсы Опросы
Автор
Страницы
Архивы

Из журнала, который я завел и пишу перьевой ручкой

Публикация публикабельного

Подписаться на RSS  |   На главную

« »

За одного битого двух небитых дают

Если мне не изменяет память, то первый мой настоящий опыт устного перевода относится к лету 1981 года. После третьего курса меня и еще нескольких студентов направили поработать в «Спутник» (для тех кто не помнит или не знает: это был такой комсомольский аналог «Интуриста»).
В город, где я учился, после традиционных Москвы, Ленинграда и Минска, проездом в Киев, приехала большая группа туристов из Алжира. Ее сопровождал комсомольский «сопровождающий» и такие же, как и мы студенты из Москвы, Ленинграда и Минска. Нас направили, наверное, как знающих город и подготовленных. Все шло в принципе без проблем, все переводили по очереди запланированные мероприятия (встреча и речь заместителя главного городского комсомольца, экскурсия по городу, экскурсия на большущий завод, вечерняя дискотека, поездка в пионерский лагерь).
И вот подошла моя очередь и очередь коллеги из Минска на очередное мероприятие: посещение планетария. Пока заведующая рассказывала об истории его создания, мы справлялись. Но потом началась демонстрация звездного неба, пошла сплошная астрономия… да так и закончилась без единого звука с нашей стороны (ну если не принимать в расчет несколько попыток мычания). Зажегся свет, к нам подошел комсомольский сопровождающий, и по его виду мы почувствовали, что случилось страшное. Сам он был из Прибалтики, внешне был само спокойствие, но тихим таким голосом разнес нас в пух и прах и добавил, что сообщит начальству о нашей профнепригодности. Можете представить себе состояние двух двадцатилетних мальчишек. Ведь если напишет «телегу», и ей дадут ход, то…
Но, к счастью, все обошлось. Зато я получил очень ценный опыт — опыт переживания ситуации заваленной по моей вине работы. Если человеку удается это пережить, то это, по меньшей мере, закаляет. А еще ты точно знаешь, чего не надо делать впредь, а что надо.


26 Март 2015 Dragan | Комментариев (13)


комментариев (13) к За одного битого двух небитых дают

  • В астрономии лексика довольно специфическая, там даже своими словами не перескажешь ничего, увы.
    Кстати говоря, недавно поставила на телефон программу Carte du Ciel. Первым желанием было закрыть и больше не открывать, несмотря на все мои фрагментарные познания.

    Таки чего не надо делать впредь? 🙂

    • Чего не делать? В общем, вещи элементарные, если смотреть с высоты вашего и моего теперешнего опыта. Например, не идти на перевод неизвестной тематики без подготовки, если есть возможность подготовиться.
      А еще польза от таких фиаско в том, что сбивают спесь. Потому что когда долго все идет нормально, переводишь и чувствуешь, что хорошо справляешься, может возникать завышенная самооценка.

      • А вызнали заранее, что будет поход в планетарий? И был ли среди кандидатов хоть кто-то, владеющий тематикой? Она не то чтобы распространенная, к ней либо специально заранее готовиться надо, либо просто быть в теме.

        Я хочу сказать, что вина за ситуацию не целиком на плечах переводчиков.

        • Да, программа была известна заранее.
          Не думаю, что кто-то из коллег владел этой тематикой.
          Да, надо было готовиться заранее, хотя, действительно, сделать это тогда было очень трудно, как теперь я понимаю. Но я ведь по-настоящему и не пробовал.
          Но еще раз повторю: это был отличный урок. Попав после университета в Африку (переводчиком в ПТУ), я каждый день после работы брал завтрашнюю лекцию у преподавателя, несколько часов переводил ее полностью письменно, а потом еще и перечитывал вслух.

          • Вот про Африку впервые узнала из данного обсуждения. С удовольствием бы почитала ваши воспоминания, если захотите поделиться в блоге.

            • Это было так давно, что надо сначала собрать мысли и воспоминания. Да и многие оценки поменялись. Надо вспомнить, что я думал тогда обо всем этом. А так — я не против. И «наводящие» вопросы приветствую, так легче вспоминать будет.

              • Ну вот, например, как вас судьба свела с этой вакансией? Как вы решились поехать в Африку вообще? Переводили выступления преподавателя? Неужели с французского на русский? Долго ли там были? Какие прививки пришлось делать? Что запомнилось об этой стране? Что вам дал переводческий опыт именно работы в Африке?
                Давайте отдельным постом! 🙂

  • Вспоминается мой опыт устного перевода в планетарии в Калужском музее космонавтики. Ко мне на кафедру приехал старый знакомый и коллега — американский профессор, с ним человек 5 студентов и преподавателей. Ну Калуга от Тулы рядом, решили съездить. Пока показывали астрономию, я переводил без проблем, так как все же технарь, космосом интересуюсь и всю эту и правда специфическую лексику знаю. А потом показывали небольшой фильм, снятый на борту, по-моему, еще станции «Мир». Я оживился, так как космическую технику знаю неплохо. И тут выяснилось, что озвучка в этом фильме сделана по типу «гости дорогие, добро пожаловать в русскую избу на орбите, вот банька, вот веники» и прочая развесистая орбитальная клюква (ага, только космонавта в ушанке не хватало!) И ни одного технического термина!!! Хуже, я тупо не понимал половину текста, полного отсылок на какие-то неизвестные мне русские народные глупости. И я позорно замолчал, понимая, что пересказывать показываемый быт космонавтов бессмысленно, а в переводе я ничего умного не скажу. Так и остались мои американские коллеги в неведении о тайном смысле этого фильма, а я пережил Великий Ужас Переводчика…

    • У меня после того случая ужасов не было. Но время от времени жизнь как бы напоминала: не расслабляйся, работай дальше. То сам переводишь и понимаешь что там неточность, там ошибочка. Или такой случай после 2 лет переводчиком в Африке и затем шестимесячной работы переводчиком на судоремонтном заводе, где обучали ремонтников из Африки. Я работал в одном НИИ. Приехала к нам делегация французских ученых. Вижу переводчицу и узнаю: видел ее по ТВ как она переводила на встрече французского президента с кем-то из наших, сейчас уже не помню с кем. Слушаю перевод и понимаю, что я так классно перевести не смог бы.

    • «Развесистая орбитальная клюква» — тот еще сюрприз для переводчика. :)) Реальная засада получилась.

      • Да вообще ужас ))) Причем… ну вот видно «не русский я в душе». Я ничего не знаю про баньку, веники, охоту, рыбалку, водочку, деревенские избы и прочую клюкву. Меня всю жизнь от этого воротит, честно говоря. И тут на тебе )))

        • Мне кажется, что водораздел не по линии русский/нерусский, а по линии городской/сельский житель. Ну и сама по себе тема эта ничем не легче, чем та же астрономия. Стоить немного копнуть вглубь, и немногие «выплывут». Мне не встречалась в чистом виде. Застолье, и, соответственно, тосты и анекдоты — этого за все время, что я переводчик, было предостаточно. Реже, чем можно ожидать, встречались пословицы, поговорки и крылатые выражения, и, к счастью те, что я знал.

  • Наверное, надо сначала вспомнить, что тогда была совсем другая страна, и соответственно, многое было не так как сейчас.
    Обычно выпускники-переводчики французского из нашего университета, как правило, ехали все в Африку военными переводчиками в бывшие французские колонии, с которыми было сотрудничество, и это было самое лучшее место работы из всех возможных (зарплата в валюте, которую, правда выдавали чеками Внешпосылторга, магазины «Березка»). Лично я не знаю никого из тогдашнего поколения наших выпускников, кому удалось бы попасть на работу во Францию или ооновские структуры. Для этого надо было скорее закончить МГИМО, Мориса Тореза, ВИИЯ и/или иметь «блат». Ну или совсем блестяще себя проявить.
    В год моего выпуска, как обычно, пришла разнарядка на 7 военных переводчиков. И плюс 3 гражданских. Вот я и поехал по гражданской линии в Алжир, переводчиком в профтехцентр, по-нашему в ПТУ. Вопрос ехать или не ехать не стоял — конечно ехать.
    Никаких прививок перед поездкой в Алжир мы не делали. С точки зрения климата это совсем не черная Африка. На побережье климат Средиземноморский, после гор Атласа начинается предсахарье и Сахара. Я попал в небольшой городишко в 300 км к югу от побережья. Предсахарье, горное плато около 1200 м над уровнем моря. Летом очень жарко, зимой холодно, до -12 градусов, иногда выпадал снег.
    Переводил я лекции преподавателя и практические занятия мастера на французский. Т.е я работал целый день, а преподаватель и мастер половину, а зарплата у меня была как у мастера.
    В то время у нас даже и мысли такой не было, что переводить на неродной язык нельзя. Да, собственно, и сейчас это правило очень часто неприменимо для устного перевода.
    Проработал я там около 2 лет, 83-85 гг.
    Страну я видел мало. Было очень много запретов. На любое перемещение по стране надо было испрашивать разрешение в Посольстве. Например, нам запретили учиться в местной автошколе. Из всех немногочисленных поездок запомнилась Гардая.
    Что мне дал опыт работы в Алжире? — Там я начал становиться переводчиком. Там я сразу понял, что надо разбираться в том, что переводишь, иначе не перевести. Преподаватели, которых я переводил, были отличные, один закончил МВТУ им. Баумана, второй МАИ. Они умели объяснять свой предмет применительно к уровню учащихся. И всегда готовы были мне объяснить, если я чего-то не понимал.

Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.